Вверх страницы

Вниз страницы

KHR: no control

Объявление

Сюжет
Правила
Список ролей
Гостевая
Информация о мире
Акции
Шаблон анкеты
главная
новости
амс
в игре
баннеры

 

   Жанры: action, детектив

   Рейтинг: NC-21 (18+)

   Система игры: локационно-

   эпизодическая

Wanted!

  Кликаем каждый день!

  

Рейтинг форумов Forum-top.ru

12.03. Наконец-то стартовали первые сюжетные квесты. Игроков, участвующих в них, просим ознакомиться с эпизодами и приступить к написанию постов.

16.02. Ролевой форум KHR: nо control официально открыт. Свободны почти все канонические персонажи, вы также можете выбрать персонажа по акции или создать собственного неканона в любой семье (спешите, количество неканонов в Вонголе и Варии ограничено)

Администраторы

 

Модераторы

 

01.05 В поисках ответа - Гокудера Хаято; Рут Крамер, Пантера (ГМ, семья Томазо), Като Джули (ГМ)

03.05 Своими силами - Yuni (GM), Gamma

04.05 Информация - это главное - Shoichi Irie, Bluebell, Gokudera Hayato

12.05. In vino veritas - Nicholas Brown, Arwen Lox

13.05. Если рядом с тобой друг - Tsunayoshi Sawada, Dino Cavallone

15.05 Приглашение на бал (I. Санта-Флавия) - Kyoya Hibari, Chrome Dokuro, Mukuro Rokudo

15.05. Приглашение на бал. (II. Москва) - Squalo Superbia, Takeshi Yamamoto, Fran

18.05 - 19.05 Третья сторона - Margherita Cortese, Darrell Ledford (GM), GM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR: no control » Завершенные эпизоды » 17.05 Otherside


17.05 Otherside

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время действия: 17.05, утро
Место действия: неприметное кафе в паре кварталов от полицейского участка
Участники: Margherita Cortese, Gokudera Hayato
Сюжет: Свои руки к Вонголе настойчиво протягивают спецслужбы и отдел Антимафии*. И все бы ничего: это мафиозная семья, которая держит под контролем едва ли не всю Италию, у ее членов за душой множество преступлений, а совсем недавно они засветились в контакте с организацией, признанной террористической... Вот только что-то не так. Это ощущение не покидало многих, кто вообще мог думать, а уж тем более умел сопоставлять факты и строить гипотезы. Рита была из таких, а еще, несмотря на годы работы в полиции, она пыталась оставаться хоть немного честной. Настолько, чтобы хотя бы попробовать выяснить самостоятельно, кто же в сложившейся ситуации преступник, а кто - жертва. Но для этого катастрофически не хватало одного: информации, причем не абы какой, а полученной от второй стороны назревающего конфликта. А как это сделать, если не встретиться с кем-то из представителей Вонголы лично?
Примечания:
*Директорат «антимафия» (Direzione Investigativa Antimafia) - особое подразделение полиции Италии, которое специализируется на преследовании мафии на территории всей Италии. Он координирует все действия по расследованию организованной преступности во всех ее формах.

0

2

Стрелка на больших часах, занимавших половину стены и причудливо вплетавшихся в картину, двигалась поразительно медленно. Настолько, что Рита, казалось, вполне могла успеть за один несчастный оборот выпить еще одну чашку кофе, проверить безупречно-отсутствующий маникюр и пообещать себе, что жалеть о собственном несколько опрометчивом решении она начнет еще через пару оборотов, тем более что до назначенного времени - "один-ноль-ноль-ноль" - оставалось еще несколько бесконечных оборотов фигурной стрелки.
Кортезе сама не до конца верила в то, что сидит в этом уютно-паршивом кафе в трех кварталах от участка, куда ни один ее колега не захаживает из-за тошнотворно-светлой обстановки, и ждет не просто информатора или свидетеля из тех, кого не приведешь в полицию, а человека, являющегося правой рукой самого Вонголы Дечимо, молодого Босса крупнейшей в Италии мафиозной семьи. Мафиозной - то есть из тех, кого Рита должна априори ненавидеть не только по долгу службы, но и по жизненным обстоятельствам. Но еще она должна хотя бы пытаться быть справедливой - и в этот раз это "должна" почти оказалось сильнее. Почти. Потому что его значительно довесила корысть: если выйти на одного мафиози, со временем можно протянуть руки и к другим, а уже через них либо найти тех, кто стоял за убийством родителей Риты, либо... да хоть бы даже и иметь больше шансов подольше задержаться в этом мире. Что тоже очень и очень неплохо, особенно в такие неспокойные времена.
Надо сказать, к этому утру Кортезе пришла не с бухты барахты. Уже давно она планомерно подбиралась к тому, что принято называть Вонголой (это было больше, чем мафиозная семья или ОПГ в классическом ее понимании), стараясь при этом никак не выдать себя ни перед коллегами, ни перед членами этой самой Вонголы. И наконец-то ей улыбнулась удача: один из тех, за кем Рита пристально наблюдала, вонгольский техник, не только подтвердил свою непосредственную причастность к этой мафиозной семье, но и умудрился навлечь на себя око правопорядка. Сущей мелочью, конечно: всего-то имел неосторожность в пиццерии не попасться под горячую руку одному знатному пьянчуге, которого уже устали приводить в участок. Но, тем не менее, один из искомых объектов засветился, знакомые отзвонились Рите, тем более что инцидент имел место быть в ее районе. И началось шоу, спланированное тщательно и с кучей запасных вариантов. Продуманное до мелочей озвучивание прав задержанного, тщательно выверенные взгляды, сопровождавшие каждый особенно "приятный" пункт. Не угрозы и даже не попытка надавить, а простая констатация факта, сопровождаемая легким флером доброжелательности. Мол, все-то не очень хорошо, но есть шанс решить полюбовно. Мобильный на стол, выключенный диктофон, совет использовать право на звонок для одного конкретного человека.
Прежде чем назвать имя, Рита готова была пойти на попятную. Но, мысленно досчитав до двух, все-таки сказала все, что хотела, и только после этого позволила себе заново сомневаться: а вдруг ничего не получится, а вдруг этот человек с Вонголой никак не связан, а вдруг он номера не знает. Самый простой вариант, но чем сложнее план, тем проще мелочь, которая его испортит.
Кортезе повезло. Несчастный техник передал все, что нужно, и был отпущен "до выяснения обстоятельств", а она сама почему-то расхохоталась. Все получилось слишком просто, слишком быстро и как-то даже неожиданно: разве можно вообще быть готовым к чему-то, чего ожидал больше пяти лет?
Весь вечер Рите удавалось держать себя в руках. Продумывать каждое слово, каждый аргумент, каждое действие. Но сейчас она почему-то вспомнила, что в это отвратительного вида кафе любила захаживать ее бывшая коллега, штатный судмедэксперт, а вошедшая женщина была на эту самую коллегу похожа. Как курица на павлина, конечно, но сейчас хватило и этого. Зачем-то Рита разгладила несуществующие складки на строгой юбке-карандаше, которую надела исключительно потому, что утром умудрилась посадить пятно на единственные чистые брюки, в очередной раз потерзала пуговицу на манжете лавандового цвета рубашки, удержала себя от того, чтобы не начать терзать еще и волосы, привычно собранные в высокий конский хвост. Мысленно обругала собственную нервозность и решила, что надо с ней что-то обязательно сделать.
В итоге Кортезе не выдержала и заказала себе эспрессо, отвратительно крепкий и горький, с кислинкой, едва не морщилась, пока пила его - несмотря на всю любовь к крепкому кофе, высокогорную арабику она переваривала только в умеренных дозах, несмотря на то, что во всем мире именно ее кислинка ценилась особенно. Когда официантка принесла заказ, кто-то из коллег решил о Рите вспомнить и написал ей сообщение с целым списком того, что нужно принести, раз шефа весь день не будет на работе, и пока Кортезе скептически его изучала, человек, которого она ждала, успел прийти.
- Доброе утро, - Рита, не пытаясь даже вспомнить, что по правилам этикета должна делать женщина, встала и протянула руку для приветствия. - Меня зовут Маргарита Кортезе, это я назначила вам встречу. Спасибо, что пришли.
До этого мирно висевший на спинке стула пиджак хотел было съехать, но Кортезе удержала его, излишне громко ударив по стулу. Получилось, конечно, несколько неловко, зато это немного встряхнуло. Как это бывало часто, нервозность спряталась куда-то вглубь, и теперь Маргарита Кортезе была совершенно спокойной, собранной и готовой к серьезному разговору.

+1

3

Гокудера с лёгким недоумением смотрел на трещину, прошедшую наискось по поверхности зеркала и как бы перечеркнувшую его отражение тонкой зигзагообразной линией. Его, с таким отстранённо-задумчивым лицом, в этом строгом чёрном костюме, в котором члены Семьи отправлялись ставить на кон жизнь... Он даже не коснулся этого предмета, и эффект не поддавался разумным объяснениям. Зеркало повредилось словно само собой - в миг, когда Ураган Вонголы бросил на него взгляд. Предзнаменование? Но что бы оно могло символизировать? Внутри ощутимо похолодело, и было от чего. Подобные вещи всегда считались дурным знаком, но, как бы Хаято ни верил в приметы, сдаваться судьбе за просто так было не в его правилах. Поэтому, тихо фыркнув себе под нос, он всё же вышел за дверь, спустился по лестнице и сел в машину. И без всякой там мистики Гокудера замечательно понимал, что дела плохи. Всё, что творилось вокруг в последнее время... Как говорилось в одной увлекательной книге: "Вещи отпадают, центр их не держит.". Да, вот, к чему далеко ходить - один сегодняшний случай. Для чего он согласился на эту встречу? Нужно ли спускать с рук такую назойливую попытку сунуть к ним длинный любопытный нос? Возможно, логичнее было бы устроить и женщине, и выдавшему себя неудачнику несчастный случай, но в том-то как раз и дело, что они, Семья, не должны опускаться до такого. Хотя, некоторые даже в Вонголе одобрили бы подобный подход, но только не Гокудера, покуда он хотел видеть над собой чистое небо и быть его достойным - Дечимо не одобрил бы насилие ни в каком виде. Только не он, обязанный в подобных случаях с достоинством представлять и Десятого, и остальных Хранителей. Именно он не имел права на слабость или ошибку - его оплошность слишком дорого будет стоить другим. И, в том числе, одному великому человеку с ясными карими глазами, понимающими, казалось, всё без исключения - на уровне врождённого знания, не нуждающегося в словесных костылях. И понимание, что Дечимо примет его даже со всеми неудачами, главное - чтобы сам остался в порядке, всякий раз стимулировало не отступать. Не только выжить, но и не проиграть, только бы в глазах Неба Вонголы стало чуть меньше усталости, грусти, тоски... Кроме того, Хаято совершенно не опасался предстоящего разговора. Напротив, ощущал воодушевление - с одной стороны, тем, что может быть полезен, а, с другой, получив столь прекрасный случай доказать ещё одному человеку подлинное величие Семьи. Не раскрывая секретов, разумеется. В целом, проводить такие беседы ему было далеко не впервой, но с человеком, настолько далёким от их мира... Это и составляло единственное затруднение. Впрочем, совсем небольшое, и Гокудера уже знал, как с ним разобраться. Как и обычно, препятствия лишь подогревали его желание.
Если как на духу, то он был просто счастлив, что это дело предоставили ему. Вот почему Хаято встретил женщину, ожидавшую его, спокойным, открытым взглядом и сдержанной улыбкой, от чистого сердца пожав протянутую ему ладонь.
- Добрый день, - склонил голову в едва заметном кивке, этаком намёке на учтивый поклон, - Прошу Вас, не нужно так нервничать. Я Вам не враг. И, конечно, я не съем Вас, - как бы хорошо она ни владела собой, одной пантомимы с пиджаком оказалось достаточно, ему хватило всего пары движений, чтобы начать её "читать". Кроме того, дураком Гокудера не являлся - она встречается с опасным мафиози, от которого неизвестно, чего ожидать, а тот самый простой способ отделаться от всего неудобного наверняка не только ему на ум приходил. Улыбка стала на пару сотых градуса более тёплой. Он не мог ничего с собой поделать - сложившаяся ситуация не казалась ему ни неприятной, ни угрожающей, невзирая на все последствия, какие могла иметь такая встреча. Он был абсолютно уверен, что справится, избежит ненужных осложнений, - Хм, - это было больше всего похоже на вздох вслух, - О чём же Вы хотели поговорить? Я слушаю Вас, - после такой фразы обычно подмывает добавить "я занятой человек и не обладаю большим количеством свободного времени, даже в столь приятной компании, как Вы", но, во-первых, торопить собеседницу Хаято не собирался, а, во-вторых, комплиментов от этого парня никогда ожидать не приходилось, не умел он их делать, как-то фальшиво выходило.
Друг напротив друга, глаза в глаза. Он хотел изучить личность этой женщины насквозь, для более продуктивного диалога. Она так добивалась этой встречи... Для себя? Или ей приказали? И даже любопытно послушать, какие мифы ходят вокруг их организации, и которым из них она поверила. Сколько бы раз Хаято ни наталкивался на страх и неприязнь к Вонголе, он ощущал укол боли, словно бы его перепутали с подушкой для иголок - укол в самое уязвимое место души, туда, где жили любовь к Семье и гордость за неё. Дурную славу пора безжалостно искоренять, и он уже начал данный процесс. Их честь, честь Тсуны не должны быть игрушкой досужих измышлений.

Отредактировано Gokudera Hayato (2015-04-26 02:08:46)

+1

4

Рита совершенно некстати подумала о том, что сама сейчас бы съела, пожалуй, если не что-то размером с человека, то хотя бы добротный свиной стейк, но, разумеется, тут же отогнала эту абсурдную в сложившейся ситуации мысль. И еще парочку не менее абсурдных, которые грозились испортить серьезный настрой.
Если бы первое впечатление никогда не отличалось от итогового, Кортезе бы сказала, что Гокудера Хаято ей понравился. Открытый взгляд, улыбка, которая едва различимо потеплела после небольшой неурядицы с проклятущим пиджаком, ни единого намека на то, чего Рита ожидала в сложившейся ситуации: пренебрежение к особи женского пола, угроза если не прямая, то все равно ярко выраженная, явное нежелание не то что идти на контакт, а просто выслушать. Ничего из этого не было, и этого факта уже было достаточно, чтобы проникнуться к собеседнику приязнью. Кроме того, Гокудера Хаято сразу же пожелал перейти к делу, не стал размениваться на предложения выпить кофе (попадались и такие собеседники, которые умудрялись предложить "еще чашечку" после пяти чашек кряду) или бессмысленные комплименты.
Но Рита уже привыкла к тому, что люди часто оказываются хуже, чем казалось на первый взгляд. Разница была только в том, насколько.
- Разумеется, о вашей организации, - она почти не запнулась, хотя до этого долго пыталась подобрать нужное слово, да так и не нашла самый подходящий вариант. - Не мне вам сообщать, что один из ваших последних контрактов оказался неудачным, - подробности Рита напоминать не стала, равно как и говорить что-то такое, что несет хоть малую долю конкретики. Гокудера Хаято не глупый, прекрасно поймет, о чем речь. - И не мне говорить, что это пахнет паленым.
А вот здесь нужно было выдержать паузу. Эффектно, да еще и дает возможность подобрать слова, которые почему-то все растерялись, несмотря на тщательную подготовку.
- И, скажите, вы считаете себя и своих товарищей настолько глупыми, чтобы иметь дело с такими сомнительными поставщиками? - было нужно тщательно взвесить сказанное, хотя бы подумать, наконец, но Рита просто спросила то, что вертелось у нее в голове с самого знакомства с этим делом. Не может организация с таким "послужным списком" настолько по-идиотски вляпаться. А если может... это тащило за собой еще целую вереницу выводов.
Вообще, Кортезе могла сказать еще много. Поделиться собственными наблюдениями и выводами, припомнить, что говорят коллеги, развить тему ума и глупости, рассказать, наконец, кто и когда явится по душу Вонголы со специальным расследованием - информация не хуже другой, пусть за нее и надо платить. Да что там, Рита могла сейчас по памяти воспроизвести теорему Пуанкаре с объяснением, например, или почти полный список стран без экстрадиции. Но вот на одном вопросе засыпалась бы совершенно точно. Зачем она здесь и ведет этот разговор?
Один ответ (или отсутствие ответа) - и все если не пропало, то накренилось. Отнюдь не в безопасную сторону.
Поэтому - и еще по ряду причин, которые можно подогнать под совершенно любую ситуацию - Рита ждала, что скажет Гокудера Хаято. На самом деле, ей было даже любопытно: ответит он просто "Нет", "Разумеется" или оскорбится за себя и своих "товарищей". Интересной была не столько суть, сколько форма - первую Кортезе знала почти наверняка.
Интересным был и сам мужчина, сидящий напротив. Смотрел в глаза, позволяя рассмотреть свои, и в этих самых глазах читался опыт, которого не было у половины коллег Кортезе из возрастной категории 40+, которого не было у нее самой. А ведь он все-таки моложе, но разве много кто в свои двадцать пять производит такое же впечатление? От Гокудеры Хаято веяло даже не опасностью, а тем особым сокрушительным спокойствием, которое страшнее: редко какой человек необоснованно уверен в себе настолько. И то, что в Рите собеседник не видит никакой угрозы, могло бы даже уязвить, но скорее успокаивало. Беседа, начавшаяся в подобном ключе, была всяко лучше беседы, построенной на запугивании или мерке авторитетами.

+1

5

Мотив к посту

Взгляд Гокудеры потемнел, как это всегда бывает с теми, кому напомнили о чём-то нелицеприятном. Он помнил случай, о котором упомянула эта женщина - при условии, конечно же, что они и впрямь разумели один и тот же, но крупный провал с далекоидущими последствиями, на памяти Урагана Вонголы, их постигал только один, вряд ли тут может быть ошибка, - и, попутно, задался вопросом - что ещё, помимо этого, ей известно об успехах и провалах Вонголы. А также - откуда она почерпнула данные сведения, и кто знает ещё, если знает она. Хаято по-прежнему не ощущал опасности от неё лично - но положение в целом, в которое они угодили, таило в себе угрозу. Мир мафии - не зелёный луг, и, как бы они ни придерживались своих незыблемых правил чести, приходилось становиться ощетинившимся когтями и клыками хищником, дабы выжить, остаться выше всех конкурентов, не давая им вцепиться ни в себя, ни друг в друга. Проявившая слабость, раненая акула - в стае других таких же акул. Промахнувшийся мимо добычи волк. Остальные только и ждут, когда можно будет вонзить кинжально острые зубы в того, кто отступил хоть на шаг, кто допустил ошибку. Чтобы схватить и растерзать, рвясь к власти и силе, торопясь отхватить кусок для себя. И другие группировки, даже кое-какие из тех, что вынужденно смирились с господством Вонголы, и правоохранительные органы, да и мало ли ещё кто.
Мир мафии делает безжалостными даже лучших, но эту тьму Ураган Вонголы очень хотел бы принять на себя, вместо Десятого, отклоняя направленные на того удары и не позволяя запятнать себя грехом. Грань между вынужденностью и безнаказанным насилием - что лезвие бритвы. Близость к Небу придавала Хаято сил, не позволяла скатиться в ту яму, после соприкосновения с которой уже нельзя себя уважать, и нельзя называть себя членом Семьи, призванной изначально беречь и защищать других, тех, кто не может сделать этого сам.
Мир мафии быстро выбивает всякий идеализм. Но голос Тсунаёши, с непреклонной решимостью утверждающего, что не позволит ничему вокруг себя разрушиться и погибнуть, что не станет смиряться даже с неизбежностью, позволял бороться, даже предчувствуя итог. Если вокруг темно, а фонари не зажигаются - свет нужно искать в себе, и только в себе. Даже если мир уже давно забыл, что такое настоящий свет, да и настоящая тьма - тоже, и погряз в серых полутонах, уступках, лжи во имя правой цели, взятках, трусости, сомнениях и неспособности каждого решить, что будет лучше хотя бы только для него одного, не говоря об ответственности за кого-то ещё. Своя рубашка ближе к телу, моя хата с краю, я не я, меня всё это не касается, я хочу чуть больше денег и как можно меньше обязательств. Мерзко. Но из таких мелких гадостей складывается современная реальность. Неужели ради этого они сражались с Бьякураном? Неужели об этом мечтали? Ради этого ли, в конце концов, Джотто и Козарт в давнюю эпоху создали группировку "Виджиланте"? Дети, которых считали ни на что не пригодными, вставшие на пути разожравшихся взрослых козлов? Нет, нет и ещё раз нет.
Если вокруг никто не умеет быть примером - надо самому им стать. Это сложно, этого не хочется, и ты никогда не избавишься от вопроса, правильно ли поступаешь. Но это гораздо лучше, чем плыть по течению, будто известная субстанция, которая не тонет.
- Да, Вы правы, мы потерпели неудачу. Подлую неудачу, по причине вероломства низких и грязных негодяев, - с непомерной долей брезгливого презрения в отношении упомянутых уродов, негромко процедил Хаято, не отводя взгляд, - Это моя ошибка. Я проверял их, но, видимо, недостаточно, - да уж, но кто мог предвидеть, что в такой отказ, да ещё и с выкрутасами, пойдут те, кто раньше работал безупречно? Вместо того, чтобы раскусить лживых собак вовремя, он разве что сумел увести от них Десятого без тяжёлых последствий, - Но, знаете, если ты кому-то доверился, а этот человек обманул твои ожидания... Это означает, что о человеке думали лучше, чем он того изначально стоил. И именно он не заслуживает той честности, с которой к нему обратились. Это касается не только людей, но и всего остального. Организаций. Политики. Средств массовой информации. Хочется верить, понимаете ли, что вокруг - люди, а не стадо грубых свиней или тупых ведомых овец. Но большинство давно отучилось говорить, что думает, считая свои комплексы и страхи вежливостью. И взаимодействовать, не получая выгоды, практически все тоже отвыкли... Сильный может позволить себе правду, потому что ему нечего стыдиться, а, значит, нечего и скрывать под недомолвками или ложью. Если они не оправдали доверие Десятого к ним... Это говорит только об их понятиях благородства и совести, точнее - об отсутствии таковых. Мне противно, - и скривившийся угол рта подтверждал отношение Гокудеры, - Противно, что есть такие твари. Но наш босс... Всегда верил в лучшее в каждом, с кем ему приходилось иметь дело. Он не умеет ни отталкивать, ни ненавидеть. Вот почему он - сильнейший человек, которого я знаю.
Огромный голубой простор, не умеющий быть предвзятым и корыстным, равно принимающий каждого. Он останется одинаковым и для преступников, и для праведников, каждому предоставляя шанс, вручая надежду. Если только согласятся принять. Небо не способно отвернуться. Небо смотрит на каждого, но многим ли достаёт духа так же открыто и прямо смотреть на него? Они не дураки, они просто переоценили количество хорошего в других. Но разве о них это говорит, как о недостойных?
- Только сильнейший способен позволить себе прощать.
За эту истину о Десятом Гокудера был готов схватиться с кем угодно. Тсуна не убивал врага - Мукуро, Занзас, Бьякуран, все остальные были живы до сих пор. За исключением Деймона Спейда - но тот получил очищение и упокоение, которого ему недоставало. Десятый освободил от мира этого гордеца, помешанного на силе и по-своему боровшегося за то, что считал правильным. Но Тсуна и на него не сохранил зла. Он раз за разом неустанно делал то, что, на памяти Хаято, не умел больше никто - подталкивал к переосмыслению себя, всех прежних принципов и жизненных установок. Гокудера никогда не был настолько отходчивым - потому и признавал, что никогда не сравнится с Десятым даже наполовину. Вот и в оговариваемом случае размазать сволочей тонким слоем по асфальту подмывало лишь Хаято, Дечимо, хоть и был этим задет, удержал друга от расправы над живыми существами. Унизить за унижение - не их путь, они должны доказать свою правоту иначе - быть выше, справедливее и великодушнее. Не опускаться до мести.
Тсунаёши Савада - тот, кто в этом подгнивающем мирке сиял ярче солнца. И только он мог что-то поделать с той грязью, что стремительно облепляла планету, словно бы та - уже её собственность, безраздельная вотчина.
- Теперь Ваша очередь ответить мне. Почему данный вопрос волнует Вас? - это можно было трактовать как "Кто Вас послал?", - И кто ещё имеет к нам вопросы?
Возможно, он слишком торопит события? Но до сих пор Гокудера не умел "вилять хвостом" и пробираться обходными путями. В его прямолинейности состояла вся его суть, хоть он и научился её отчасти подавлять и смягчать.

Отредактировано Gokudera Hayato (2015-04-28 05:03:34)

+1

6

Рассуждения Гокудеры Хаято вызвали в Рите противоречивые чувства. С одной стороны, такой пространный монолог о печальной действительности ей казался неуместным — ответ на вопрос содержался в первых трех фразах. Будь Кортезе несколько другого характера, и не будь Гокудера Хаято ей нужен, ей богу, перебила да вернула разговор в нужное русло.
Но слушать было интересно. И дело даже не в том, что было в словах цепляющее, правильное, отзывающееся в Рите чуть-чуть болезненно, немного тоскливо и полностью согласно. Это было немного откровением. Совсем немного, но приоткрыло ту невидимую, но ощутимую завесу, на которой крупными буквами написано "Совсем не знакомы". Честный. Преданный. Сильный. Нет, не физически (хотя физически тоже, и той особой силой, Пламенем, тоже обладает, и вообще о нем отзываются едва ли не с содроганием слабые и подлые, попавшиеся на мелком жалкие мафиози) — морально. Признает ошибки. Хотя бы это — уже много.
Только сильнейший способен позволить себе прощать.
Эти слова отозвались в голове другим голосом, чуть снисходительным — объяснение, как маленькому ребенку, который не понимает основ. А ведь Рита до сих пор не научилась прощать, хотя вроде как и сильнее стала как физически, так и морально. И от этого тоже как-то горько и тоскливо.
Последовавший за коротким монологом вопрос был самым важным, но на него не было заготовленной загодя фразы о работе, долге и собственном слабом, но все-таки чувстве справедливости, и Рита затеребила в пальцах кольцо, стараясь подобрать новые, хоть немного уместные слова.
Я тоже ищу выгоду, — честность сейчас уже давно не в моде, поэтому, может, сойдет и такая. Хотя сама Кортезе бы не стала иметь дела с человеком, который нагло заявляет, что совершенно корыстен... Хотя, если уж быть честной, то и с самой собой. Стала бы, еще как, особенно если дела эти взаимовыгодны и хоть немножечко необходимы. А необходимы ли они Гокудере Хаято и его Боссу? Скорее нет, чем да, но чем черт не шутит. Но Рита все равно говорила осторожно, тихо, и ощущала себя сапером-неумехой на минном поле. — Это Сицилия, здесь каждый на кого-то работает, и раз уж все равно придется в этом всем мараться, то лучше иметь дело с теми, кто хотя бы немного... — "немного" что? Чище? Грязь всегда грязь, преступление всегда преступление, и босс семьи, киллер и полицейский, решивший продаться, грязны совершенно одинаково, здесь не бывает степеней и полутонов. Лучше? Еще смешнее, чем прошлый вариант, по-детски и совершенно не уместно в играх взрослых. Честнее? Может, и так, но все равно не удачно от слова совсем. Да и не немного совсем, если говорить на чистоту. У Кортезе есть много материалов для сравнения, и Вонгола действительно выделяется среди других мафиозных семей, по-своему поддерживает порядок и даже заботится о мирном населении.
Намного чище, лучше и честнее. Получше некоторых служителей порядка, — Рита усмехнулась чуть горько и наконец-то оставила в покое кольцо. — К вам имеет вопросы как минимум "Анти-мафия", а с этими ребятами шутки плохи. К нам пришел приказ оказывать прибывающим прокурорам всяческую помощь и поддержку, а заодно поднять все старые дела, в которых хоть немного фигурирует Вонгола. На вас, Хаято, — ничего, что по имени? — решили спустить всех собак, и единственное логичное объяснение охоте на тех, от кого вреда меньше всего — чей-то умысел. Вас подставили не только партнеры, и не думаю, что сильно ошибусь, если предположу, что наступает время очередного передела власти.
К счастью, в чашке еще оставался кофе. Кортезе сделала последний глоток, почти не почувствовав противной кислоты и привычной горечи.
К сожалению, я не могу помочь вам многим. Вообще едва могу помочь, разве что предупредить сейчас, и, если будет необходимость — позже. — "А еще догадываюсь, кого вам стоит "благодарить", но это вам знать совсем не обязательно".
Полная честность действительно не в моде, и ждать ее от кого-то — совершенно глупо.

+1

7

Хаято слушал, не выказывая ни малейшего желания перебить собеседницу, хотя, рассказанное ею не являлось для него такой уж огромной и непредвиденной новостью. Может быть, он и не знал, как глубоко на них "копают", но не заметить совсем ничего не мог. Кто, как не носитель силы урагана, должен улавливать моменты, когда меняется направление и сила ветра? Бывшие союзники, которые рвут все договорённости или, хотя бы, переходят на ледяной нейтралитет. Сорванные важные встречи. Пробудившиеся "кроты" в самой организации. Что-то неотвратимо близилось из теней, и Гокудера ощущал назревающую бурю шкурой.
- Вы так говорите, словно Вас действительно волнует наша судьба, - с беззлобной насмешливостью слегка поддел женщину неисправимый Хаято. В его зрачках загорелись крохотные искорки-смешинки, столь же ироничные, сколь и дерзкие, он будто бросал вызов и Маргарите, и тем, кто покушался на Вонголу, и всему миру. И можно было не сомневаться - этот человек не боится стихии, он сам готов ею стать, и горе тем, кто попадётся тайфуну на пути. Подлинное предназначение урагана, шторма, смерча - разрушение. Но за этим разрушением шло очищающее умиротворение Дождя, возрождение Солнца и небесная гармония. Уничтожить, чтобы создать заново, лучшее... Не так ли они поступили со старой, замаранной, опустившейся в сложную вязь прегрешений и зла Вонголой, напоминая всему свету, для чего, собственно, её когда-то создали? И ведь многие говорили, что "глупые мальчишки" никуда не годны, в силу наивности, недостатка опыта и малолетства, и обязательно провалятся... - Я очень ценю Вашу поддержку. Спасибо, - взгляд Гокудеры смягчился и немного потеплел, теперь он был почти таким же, каким встретил Маргариту. Только чуть более открыт, чуть более доверителен. Не чрезмерно, разумеется, но она нравилась ему как человек. Да и полицейских бы таких побольше. Он не забывал, что она из чужого стана, и первым бы перестал её уважать, если бы об этом забыла она, но... Желания запереться покрепче изнутри с ней не возникало, и именно такие люди как она, имеют право, нет - должны знать правду, - Но мы не беззащитны, и я никому не позволю поднять руку на мою Семью, - слово "Семья" даже в устной форме прозвучало, будто бы с большой буквы, и что-то очень личное в интонации и выражении лица Хаято намекало, что он имеет в виду не мафиозный клан, а ту семью, которую ещё зовут родными и близкими людьми, - Вам ведь что-то нужно, как Вы сами сказали. Так вот. Давайте уж начистоту. Знаю, что в этом мире никто никому не помогает бескорыстно, но мне неприятно, что мою помощь пытаются купить. Вам нравится торговать тем, что составляет Ваш долг? Вот и мне - нет, - он даже не ждал ответа, и так уже видел, что его собеседница относится к числу честных, и даже с замахом в благородство. Таких осталось мало, особенно среди тех, кому перевалило за двадцать, и это вызывало чуть ли не восхищение. Умная, храбрая и готовая постоять за себя и добиться своего женщина... Вот только за соломинку почему-то хватается, - Если Вам что-то нужно от мафии... - и снова эта почти что весёлая улыбка, такую ещё в шутку называют "заговорщицкой", только зелёные глаза всё равно оставались предельно серьёзными, - ...выкладывайте как есть. Обещаю сделать всё, что смогу, если это не будет затрагивать благополучие Вонголы, - глядя женщине в глаза, тихо и спокойно, но очень чётко промолвил Гокудера. Он не лгал ей. Что-то же привело добропорядочного блюстителя правосудия на встречу с ним, да ещё заставило выложить информацию, передача которой вряд ли очень понравится её начальству... А вот, приняв её столь изящно завуалированное предложение об обмене данными, Хаято бы её подставил. Он не хотел вынуждать Маргариту продаваться, хоть и чувствовал интуитивно, как для неё важно то, ради чего она тут. Вероятно, при должном обращении можно было бы получить от этой женщины очень многое сверх уже озвученного, даже, вероятно, определённые действия, а не только слова, но пусть в такое играется кто-нибудь другой. Используя её, он бы и самого себя уважать перестал.

Отредактировано Gokudera Hayato (2015-05-26 01:24:37)

+1

8

Разговор принимал совершенно не тот оборот, к которому Рита готовилась. Серьезная беседа дяденьки-мафиози и тетеньки-полицейского — именно в таких терминах и с таким пренебрежением, на шаг ближе к абсурду. Такой встреча должна была быть, а что получалось? Кортезе вдруг почувствовала себя стажором, который проходил "испытание" беседой со старшими коллегами, которые ушли на деле не на много дальше, но тогда казались опытными и почти мудрыми. Вот только сидящий напротив мужчина был вроде как младше, и вроде как не коллегой, и с ним было тяжелее — и, вместе с тем, почему-то легче.
Разве что немного, — честно призналась Рита, стараясь не предавать значения легкой, но все-таки насмешке. — С вами все-таки на улицах немного спокойнее, и, если понадобится, можно рассчитывать на беседу за чашкой кофе, а не с курками на взводе. Даже за пару лет работы на Сицилии о каждой более-менее значимой семье складывается определенное мнение, и обычно оно скорее верно, чем нет. И когда в террористы — думаю, вы понимаете, что на тех, кто с террористами имеет контакты, порой вешают тот же ярлык — пытаются записать тех, от кого вреда сравнительно мало, сначала становится смешно, а потом — возмущает. Как видите, я уже не смеюсь, — поскольку слова сопровождались усмешкой, звучало, наверное, немного забавно. Рита говорила даже не потому, что хотела заработать очков или чего-то такого, это было сказано "не для протокола", и ей хотелось надеяться, что Гокудера Хаято это понял; почему — а черт его. Может, просто захотелось хотя бы раз озвучить мысли, которыми редко с кем поделишься. Может, всему виной изменившийся тон разговора и, совсем немного, выражение лица собеседника. Только что он казался взрослее? Сейчас перед Ритой сидел почти мальчишка, смелый и готовый на все.
И ей отчасти даже хотелось надеяться, что все у него получится, что он сможет защитить свою Семью.
И с ним почти хотелось быть откровенной.
Но личное — это прежде всего личное, особенно если это личное тянет за собой целый ворох чужих тайн.
Если я скажу, что предпочитаю с некоторыми врагами дружить, этого не будет достаточно, да? — Кортезе бы даже вздохнула, да выглядело бы слишком показушно. Почти так же, как озвучивание одной из настоящих причин.
Знаете, у меня тут родителей убили, когда я совсем маленькой была, мафия. Пришли, расстреляли из автоматов и ушли, почти у меня на глазах. Это моя маленькая травма детства и большая причина стать полицейским. Помогите найти убийц, а? А, может, это была и вовсе ваша работа?
Даже в мыслях это звучало смешно.
А еще — удивляло — Гокудера не стал ничего уточнять. Ни о том, какие еще приказы поступали, ни о имеющейся информации полиции. И не предлагал какую-нибудь информацию "забыть", хотя Рита бы на его месте уже намекнула на возможность хорошей сделки. Или попросту пригрозила, что тоже "хорошая сделка": какой товар может быть лучше и ценнее собственной жизни? Но Гокудера Хаято, правая рука Вонголы Дечимо, был, похоже, выше этого, и если его можно было считать лицом всей семьи, то впечатление о ней сложилось верное. Во всяком случае, о нынешнем Боссе и его подчиненных, а что было раньше... Об этом не хотелось думать сейчас. Тем более что надо было продолжить, вопрос-то получился риторическим.
— Если честно, мне не нужна ваша помощь прямо сейчас. И я даже не уверена, что понадобится в будущем. Дело в том, что я... — так, Рита, спокойно, ты же даже не врешь, просто немного недоговариваешь. — Ищу кое-кого. И когда найду... возможно, руки полицейского достать до туда не смогут.
А еще я хочу протянуть руки к вам. Лишняя страховка не помешает, и с врагами действительно до поры до времени лучше дружить.
Кортезе даже показалось, что ей довелось убедительно недосказать. Во всяком случае, все можно списать, например, на недоверие, нежелание раскрывать самое сокровенное, на еще десяток причин. Вот только... ей самой было даже немного совестно. Враг — не человек, сидящий перед ней. И даже не его босс, ни его, если можно так выразиться, коллеги.
Но когда враг — целая огромная система, скрывающаяся за заглавными "о", "п" и "г", наверное, логично переносить отношение на ее ключевые винтики?
Но получается что-то не очень.

+1

9

Он, разумеется, не думал, что Маргарита прямо возьмёт и выложит ему всё на блюдечке с голубой каёмочкой. Не такой человек, да и делают так на встрече с едва знакомыми одни лишь малыши да совсем блаженные, неиспорченные, люди... Значит, что-то личное. Очень глубоко личное, судя по мелькнувшей в её взгляде некоей отчаянной решительности. Во всяком случае, Ураган Вонголы классифицировал бы данную эмоцию именно так. Но пощадить её сейчас - значило дать совершить ошибку, и как бы не роковую. А Гокудера не привык позволять дурным событиям совершаться там, где он мог их хотя бы попытаться предотвратить. Не нужно спасать мироздание - бесполезно, да и грандиозные апокалипсисы, как в фильмах про супергероев, случаются не так и часто, спаси тех, кого можешь коснуться рукой прямо сию секунду. Если так поступит хотя бы каждый сотый - дурного на планете ощутимо поубавится. И на такой каждодневный ТРУД отчего-то мало кто способен, иным бы вообще с "программы для начинающих чайников" помаленьку стартовать: "не разбей витрину киоска, не пни собаку, не толкни попутчиков в общественном транспорте, не обматери соседа, не наложи большую вонючую кучу на человека без крова над головой"... Сердцебиение ускорилось, взор Хаято на миг стал проницательным, колючим и очень злым. Но - загорелось и исчезло. Говорить он и вовсе начал почти расслабленно и не спеша:
- Значит, Вы хотите кого-то найти... Сами? Правда? - изумление его было неприкрыто наигранным, - Несмотря на то, что непосредственно рядом с Вами находится ключ к одной из лучших баз данных если не всего мира, то данного материка - как минимум? И не думаете, что они Вас могут рассекретить раньше, чем Вы - их? Если я правильно понял, Вы хотите связаться с людьми, для которых ничего не стоит чужая жизнь? О чём я - даже десятки жизней... Вы исчезнете, Вас даже никогда не найдут! - Гокудера заговорил куда жёстче, как если бы желал отхлестать по щекам словами - но не унизить или оскорбить, а привести в чувство, не более того, - Ваше будущее внушает мне опасения, Маргарита, - сбавив обороты, он перешёл на задумчивый и почти увещевающий тон, - Они могут ухитриться добраться до Вас быстрее, чем я успею Вас спасти... - нельзя сказать, что это была необдуманная горячность с его стороны, но он, без сомнения, был обеспокоен, встревожен даже, - Вспомните, с чего Вы начали разговор со мной. Назвали своё имя. Настоящее, я не сомневаюсь. Вам не пришло на ум, что, задействовав возможности Семьи, я смогу по нему одному узнать о Вас всё за пару часов, и отыскать тот момент, который и заставил Вас прийти сюда? Или моменты, если их было несколько. Я могу узнать, где Вы были чуть ли не в каждый день Вашей жизни, и выяснить, где будете, раньше, чем даже Вам самим об этом скажут, при этом, не задействуя и треть всех ресурсов и связей. Но я не стану этого делать, уважая чужие тайны. Вы можете ни во что не ставить слова крутого преступника и убийцы... - снова сарказм, Гокудеру задевало то, за что принимают Вонголу и его самого, несмотря на то, что он понимал, отчего так произошло, и диву давался, насколько, всё же, бесстрашна эта женщина, и как раз поэтому он так разошёлся, плюя на всякую дипломатию - это пусть Хибари с безразличной ко всему физиономией ходит, Хаято даже не хотел в данную минуту вести себя иначе, идея Маргариты не просто тревожила его - она пугала. Он боялся, что, позволив ей подобное, отпустит её на верную смерть, - ...но я не нарушу Ваши секреты, если о них не расскажете Вы сами. Вам вообще со мной повезло. А вот другие - вполне смогут. Вы хотите подвергнуть себя ненужной опасности? - "не доверяете мне, я понимаю, но я же для Вас, чёрт возьми, стараться собираюсь, и, заметьте, не я Вас на эту встречу пригласил, Вы даже не можете говорить, что я заманил Вас в ловушку", читалось у Хаято на лице, - Вы назвали слово "враг". Но прошу запомнить одно - я Вам не враг, и не стану им. Я враг только для мразей, которые считают, что могут разрушать чужие жизни и будущее, и им всё сойдёт с рук. Нельзя проливать кровь, не зная, какую ответственность на себя берёшь. Десятый спасает даже своих врагов. Я не столь великодушен, но ни одной капли невинной крови я не проливал и не пролью.
Всё. Процедив это, Гокудера успокоился. Запас его красноречия иссяк. Он выглядел так, будто отмотал кросс и порядком выбился из сил. После этой вспышки накатило эмоциональное опустошение... У Ямамото получилось бы гораздо лучше, не столь топорно и прямолинейно. Но Ураган Вонголы всегда славился своим умением высказывать, что думает, людям точно в лоб, не стесняясь в формулировках.

Отредактировано Gokudera Hayato (2015-05-26 03:51:12)

+1

10

Пощечина получилась хлесткой, не столько болезненной, сколько обидной. Ее бы даже можно было назвать отрезвляющей — если бы вообще существовал способ вывести из крови цель пятнадцатилетней выдержки. Цель глупую, не продуманную от слова совсем, но важную, такую, которая дает смысл просыпаться каждое утро и суетливо крутиться в огромном колесе под названием "мир".
А резкая, выверенная, но все-таки резкая смена тона собеседника немного даже пугала. Не тем, что точно так же неожиданно Гокудера может перейти на угрозы или что-то в этом духе, а необходимостью подстраиваться в считанные секунды. А таким умением Рита, увы, не обладала в полной мере, поэтому за словами надо было бы следить вдвое тщательнее.
И как минимум не пытаться тут же сообщить, что у нее есть свои козыри в рукаве, которые позволят хотя бы не исчезнуть бесследно. Даже если полагаться только на себя.
Вы не поощряете самостоятельность? — чуть-чуть улыбнувшись. Шутка получилось совершенно неуместной и более чем глупой, но она нужна была только для того, чтобы выиграть время. — Напротив вас находится возможность чуть-чучть облегчить собственные проблемы. Несколько имен, несколько обещаний "забыть", и угроза хотя бы с одной стороны станет меньше, а это уже дорогого стоит. Но, тем не менее, вы уверены, что справитесь самостоятельно. У вас, конечно, куда больше причин для этого, и, будем честными, из нас двоих только вы и можете быть уверены... Но я тоже хочу хотя бы попробовать. Вы оставите кому-то то, что для вас если не смысл, то причина продолжать двигаться вперед, даже если направление движения совсем не приятно? — наверное, Рите не стоило сейчас отвлекаться от увлекательнейшего стола и смотреть в глаза собеседнику. Она хотела увидеть там какой-нибудь отклик на собственные слова, а вместо этого только выдавала себя с потрохами. Конечно, ей сложно было предположить, что именно было в ее взгляде, но даже предположений хватало с головой. Достаточно было даже того, что там было непозволительно много лишнего. А как еще может смотреть ребенок, потерявший в одночасье всех дорогх людей?
Спасибо, — можно было даже не уточнять, за что именно, но замолчать сейчас было бы равносильно признанию полной правоты собеседника и полной же собственной беспомощности. — Я в вас действительно не ошиблась. А если вы все-таки захотите воспользоваться своими возможностями... Двадцать первое июля тысяча девятьсот девяносто четвертого года. Джузеппе Кортезе, Тереза Кортезе и Джино Кортезе. С этими людьми в этот день связано только одно достойное чужого внимания событие, и вместо пары часов у вас уйдет пара минут, — спустя секунду после сказанного Рита уже корила себя за то, что сболтнула слишком много лишнего. Но ей вдруг болезненно захотелось проверить, вдруг Гокудере Хаято имя ее брата знакомо и так — глупо, конечно, когда все произошло, тот хорошо если читать научился, да и нынешняя Вонгола была не из тех, кто устраивает показательные акции расплаты.
Кортезе даже немного надеялась, что и то, что было Вонголой раньше, на такое способно не было.
Но надежда — глупое чувство, которое противоречит действительности.
Спасибо за предупреждение.
Жаль, что вы все равно наверняка станете мне врагом.

+1

11

Разумеется, только совсем чёрствый эгоист пройдёт мимо человека, который намеревается покончить с собой... Или идёт в опасное место... Да, вообще, собирается влезть под щиток с известным знаком "Не трогай, убьёт!". Электричеством там, ядовитым газом, или ещё чем-нибудь. Это же так естественно - в последний миг протянуть ладонь, поймать за локоть, окрикнуть, остановить. Это нормально. Но почему так быстро и сбивчиво бухает сердце? Неужели так просто лишить его хладнокровия? Сообразив, что только что чуть не потерял контроль над собой и не даже если Маргарита емуначал кричать в не предназначенном для этого месте, Хаято вдруг вспомнил кое о чём и расслабился. Он просто приставит к ней охранный отряд Вонголы, даже если Маргарита ему этого впоследствии не простит. Впрочем, она не должна узнать, они всё-таки профессионально преуспели в наблюдении и выслеживании. Возможно, в доме напротив появится новый жилец, а то и два, и в соседний отдел поступит новый стажёр, столь ничтожный, что на него не обратят внимания. Возможно, даже помощница торговки в магазине рядом с жильём Маргариты, милая и безобидная, вроде той же И Пин, поступившая вместо вдруг разболевшейся подруги - нет-нет, ничего страшного, кто не согласится похворать за вознаграждение? - окажется не столь проста... Установить внешнее наблюдение и прослушивание. Охранять по периметру место работы и дом, докладывать обо всём мало-мальски подозрительном... А ему нужно разобраться с проблемой раньше, чем леди влипнет в неприятности. Она всё же решилась пойти навстречу. Это было неожиданно настолько, что Хаято вздрогнул - почти незаметно, не переменившись в лице, но всё же.
- Не считайте меня дураком, пожалуйста... Скажите, Вы слышали историю о Гидре? Той самой, у которой вместо одной отрубленной головы вырастали две новых... Так вот, бороться с последствиями вместо причины - означает, именно это и сотворить. Не скрою, у меня есть... Вопросы, скажем так. И всё, что Вы сказали мне, я принял к сведению. Но мне нужно обратиться с этим совсем не к Вам. А Вам я хотел бы сообщить, что Вонгола не создавалась как преступная организация. Это была основанная людьми по имени Джотто и Шимон Козарт группа по защите мирного населения от творившегося вокруг них произвола. "Неусыпные". К сожалению, Джотто был предан, а вторая Семья начала длинный извилистый путь вниз, по плохой дорожке. Сила, созданная Вонголой Примо, использовалась не по назначению, и путь Вонголы в истории - кровавый путь. Нам всем не было и двадцати, когда мы получили это тёмное наследство, и у нас есть задача - очистить изначальное ядро Вонголы, её подлинную суть, от налипшего за такое время сора. Я хочу гордиться, называя имя моей Семьи, а не краснеть со стыда. И никто не будет смешивать его с грязью. Мы не позволим.
Да, сегодня или Хаято в ударе, или его схватил удар. Солнечный там, например. Но он ничего не говорил  без смысла. Обе темы были в его понимании напрямую взаимосвязаны.
- Я узнаю, что случилось с Вашими родственниками, обязательно. Ведь в избавлении людей от того, что не даёт им спокойно жить, и заключается моя работа. Кроме того... - вытащив блокнот и ручку, он выдернул один белый клетчатый листок и что-то записал - крупные, разборчивые цифры и подпись внизу, - ...понимаю, что Вы можете выбросить это в урну за ближайшим поворотом - хотя, я попросил бы уничтожить, мне бы не хотелось, чтобы такое валялось, где попало, - но лучше оставьте. И используйте, если стрясётся нечто, с чем Вы не сможете справиться, - Хаято протянул молодой женщине бумажку с номером телефона, - Кстати, это мой. Вы можете не иметь дел с мафией, но не отказывайтесь сотрудничать со мной. И звонить по этому номеру можно в любое время. Есть слово, которое нравится мне гораздо больше, чем столь любимый Вами "враг". Это слово... - его настроение вновь изменилось, и тон опять стал доверительным, - ..."друг".
И снова Гокудера не смог удержаться от улыбки, глядя на неё. Такая взрослая, серьёзная, неприступная леди, но и таким бывает нужно плечо, на которое можно опереться. Особенно в таком мире... Однако, если он будет расследовать её дело - а то, что там именно нечто криминальное, сомнений не вызывало, - в личном порядке, то выйдет на опасную тропу личного интереса. Ведь это значит, что из всей Вонголы никто, кроме него, не будет знать правду. Впрочем, и вообще ничего, он не собирался болтать даже Ямамото и Реохею. И даже самому Десятому. Этот вызов будет принят исключительно им одним - и Маргаритой, которую он воспринимал частью самой задачки, а не решения.

+1

12

И снова перемены настроения собеседника, едва заметные, но настораживающие. Что он себе решил? Хотела бы Рита знать, да на знание мыслей другого претендовать можно только тогда, когда сам готов поделиться своими, не утаивая. Да и вообще, кто такая Маргарита Кортезе, чтобы сейчас спрашивать, с чем связаны эти слабые перемены во вгляде и выражении лица Гокудеры Хаято?
Ей необходимо слушать, отвечать, максимум — уточнять. Она пришла не спрашивать, хотя и начала с вопросов.
Я слышала историю о Гидре, — подтвердила она, выслушав чуть затянувшийся монолог. — Но не слышала ничего о создании вашей семьи. Это не та информация, которую вносят в инструктаж новичков, к счастью или сожалению.
Совершенно некстати в голове промелькнула ассоциация с полицией. Да, изначально она должна была охранять мирных жителей и наказывать преступников, но сейчас превратилась в нечто иное, купленное и проданное. С такой вот ассоциацией слова Гокудеры воспринимались куда ярче и лучше. С ними не хотелось спорить, в них не хотелось сомневаться, потому что только так сейчас и бывает... Это могло бы быть рассчетом, холодным и коварным, но вряд ли сидящий напротив мужчина видел в этом хотя бы толику смысла. Кроме того, что ясно дал понять, что Рита ниче мне может помочь, он еще и представлялся совершенно другим человеком, не манипулятором и не обманщиком. Конечно, судить по единственной встрече трудно, но Кортезе обычно редко ошибалась в людях. Особенно в людях, насчет которых изначально не питала никаких особых иллюзий, а готовилась, наоборот, к худшему.
Может быть, даже зря. Во всяком случае, листок с номером телефона говорил скорее о хорошем, чем о плохом.
"Кстати, это мой".
Кортезе почему-то ни на миг не сомневалась, что если прямо сейчас решит позвонить по этому номеру, то он зазвенит у Гокудеры в кармане, и будет это его самый что ни на есть используемый телефон. Это она перестраховывается, скрывается, купила себе зарегистрированный на какого-то давно мертвого человека номер, телефон никому не показывает, и только по нему связывается с теми, с кем полицейскому дел иметь не положено, и задумывается, прежде чем оставить собственный номер, который и не нужен вовсе, но лишним точно не будет.
Хорошо, что в кармане есть несколько визиток, на которых есть имя, почтовый адрес, номер рабочий и номер мобильный. Который надо перечеркнуть и написать сзади другой, незарегистрированный.
Сомневаюсь, конечно, что вам пригодится, но хотя бы в качестве ответной любезности, — Рита протянула картонный прямоугольник со строгими черными буквами, чуть примятый по углам. Стало немного совестно, а еще это "слово, которое нравится гораздо больше".
Мне тоже оно... — "нравится куда больше" Кортезе договорить не успела. Мобильный тихо зазвенел, оповещая о входящем звонке и мигая простым и незатейливым "Шеф". Рита извинилась и ответила, прекрасно зная, что бывает, если игнорировать слова начальника. По-хорошему бы надо отойти, но звонок наверняка был совершенно пустяковым. Как обычно перед командировкой, шеф в очередной раз раздавал указания и напоминал, что без него должен быть порядок...
Но не в этот раз. Без лишних приветствий, четкий, серьезный голос. Конечно, приезжает прокурор из самого Рима, как тут не быть серьезным...
То есть как завтра? — Рита изумилась настолько, что ответила совсем не в том тоне, который приемлем при разговорах с начальством. — Да, хорошо, я поняла. Сейчас запишу... — она попыталась найти в сумочке блокнот, но, похоже, в очередной раз забыла его на работе. К счастью, необходимый предмет имелся у Гокудеры, и, может, он одолжит листик? — Извините, я возьму?.. — но дожидаться разрешения не получалось, шеф требовал шевелиться уже почти гневно.
Кортезе быстрым, едва разборчивым почерком написала номер рейса и время прибытия, имя прибывающего прокурора...
Подготовить всю информацию уже на завтра? Да, хорошо, все сделаю. До свидания, — она вздохнула, положила телефон на место, вырвала из блокнота лист и снова вздохнула. — Извините, надо было срочно записать, а я опять забыла свой блокнот. И, надеюсь, на сегодня наш разговор закончен — мне срочно нужно на работу.
Подав сигнал официантке, Кортезе дождалась счета, и, дежурно изумившись итоговой цифре, превзошедшей ожидания стоимости обычного кофе, расплатилась и убрала в кошелек два листика: с указаниями от шефа и с номером Гокудеры Хаято.
Еще раз спасибо, что согласились на эту встречу, и извините за потраченное время. И... — наверное, надо было сказать, что уже завтра прибывает прокурор со своей командой, и, судя по необходимости подготовить все к его приезду, рыться во всем он начнет тогда же. Но Гокудера наверняка и без слов поймет, да и ясно дал понять, что помощь от Риты ему не нужна. — В общем, до свидания, — поспешно закончила она, снова протянув ладонь для рукопожатия.

+1

13

Мотив к посту

Не то, чтобы Хаято не хотел помощи от леди, но впутывать в дрязги вокруг Вонголы постороннюю, да ещё и женщину, казалось ему неприемлемым. Более чем достаточно того, что она уже для них сделала. Ожидать чего-то большего будет уже слишком опасно - для неё. А её жизнь слишком ценна, чтобы ставить её на кон, будто фигуру в шахматной партии, которой планируют пожертвовать, дабы открыть проход более тяжеловесной кавалерии.
- Пожалуйста, постарайтесь как можно меньше позволять впутывать Вас во всё, что касается Вонголы, - пожимая Маргарите руку на прощание, тихо и быстро добавил Гокудера, - Я не угрожаю, но, если на нас направлен удар, Вы можете под него попасть, если о Вашей... причастности узнают. А на том уровне, где проходят наши, хм, игры, Вы будете очень лёгкой мишенью.
Он вдруг понял, что устал - нет, физически ещё вполне мог бы поехать на другой конец города и таскать там тяжести, но морально - совершенно измотан. Но очень надеялся, что его сегодняшние старания не прошли впустую, и он хоть чего-то добился в пользу Семьи... Впрочем, это лишь первая, самая маленькая и лёгкая, ступенька вверх, а конца-края лестницы, стоя у подножия, в помине не видать. Всё, хорошие деньки кончились - э, нет, какое там, они сгинули в корчах ещё после известия о пропаже Бьякурана. Снова пора выходить на передовую, и эта война гонки за лучшей осведомлённостью, интриг, недомолвок, полунамёков и поля из ядовитых шипов под ногами - уже сейчас раздражала. Что ж, они понимали, на что шли, возглавляя мафию, и, если не они - то кто, но это понимание ничуть не способствовало улучшению душевного состояния.
***
Проводить леди из кафе, разойтись и наконец-то с наслаждением закурить... Никотиновый дымок приводил мысли в относительный порядок, помогал составить план из нескольких неотложных пунктов. Во-первых, всё, что касается Маргариты. Специалистов направит прямо сейчас, ведь, как ни печально об этом говорить - в окружении леди скоро будет происходить нечто крайне интересное и, вероятно, полезное в ближайшем будущем, и это нужно выяснить... Между прочим, ввязываться в эту сложную многоходовку пока что неведомого противника Вонголы для неё может принести куда как не меньше проблем, чем те люди, которых она ищет, и такого тоже допускать нельзя. Кстати, второй пункт - выяснить её историю. Она ведь дала все зацепки, а он дал ей обещание. Да, начать стоит с этого, как с самого простого, здесь хотя бы ясно, с какого конца браться. На сей раз всё не удастся решить одними баталиями, ведь, чтобы набить рожу обнаглевшим сволочам, до них надо достать, а это попахивало авантюрами на грани фола... И закона - тоже. Вот и ещё одна причина, по которой честной полицейской надлежит знать как можно меньше. Или он опоздал, и она - уже одна из розданных безумным крупье в масштабной партии размером с весь земной шар карт? Даже если так - он всё равно глаз с неё не спустит. Хаято не шутил, не преувеличивал, не собирался отступаться от сказанного. Даже если она начнёт считать себя идейным врагом Вонголы, он позаботится, чтобы она дожила до конца невредимой. Десятый бы тоже это одобрил. Десятый будет пытаться вразумить даже тех, кто желает уничтожения Семьи, он никогда не захочет ничьей гибели. Множить в мире боль... Нет. Зачем? Вспоминалась история о ещё одной змее. Точнее, змее, убивший которого сам становился таким же. Как-то подобная перспектива не прельщала. Гокудера не хотел иметь ничего общего со всеми теми слухами, которые бродили вокруг их организации, не хотел, чтобы Вонгола ассоциировалась с чем-то страшным и безжалостным, это Спейд бы порадовался, о, да, был бы просто в восторге от того, что они внушают ужас и негодование. Непокорных - на плаху, остальных застращать ещё больше. Позиция силы... Но ведь Хаято и правда был убеждён, что подлинная сила - милосердие.
Пора ехать обратно. Перерыв кончился. Работы на сегодня ещё целый непочатый край.

Отредактировано Gokudera Hayato (2015-05-26 21:05:29)

+1


Вы здесь » KHR: no control » Завершенные эпизоды » 17.05 Otherside


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC